Тепер при вступі до ВНЗ на перший план вийде результат ЗНО, а не атестат


Інтерв'ю Міністра освіти і науки газеті "Факты и комментарии" від 12.04.2014.



В Украине принят за основу новый «Закон о высшем образовании» и подписано соглашение со Словакией о взаимном признании аттестатов, дипломов и научных степеней

После назначения на пост главы Министерства образования и науки (МОН) Сергею Квиту пришлось в буквальном смысле слова прокладывать путь в ведомство, так как здание было захвачено студентами, вооруженными списком требований. Выслушав претензии, Сергей Миронович пообещал самые важные из них удовлетворить. К примеру, обеспечил всем желающим доступ к финансовой отчетности ведомства, разместив ее на сайте министерства. Кроме того, на днях Сергей Квит подписал соглашение о взаимном признании документов об образовании со Словакией, которая является членом Евросоюза. Плюс на этой неделе в Верховной Раде в первом чтении был утвержден новый законопроект о высшем образовании, ориентированный на западную систему обучения.

В день нашего с министром интервью во дворе ведомства собрались студенты Киевского университета управления персоналом, который предыдущее правительство фактически уничтожило. Студенты держали в руках транспаранты с лозунгом «Нет ликвидации КУУП» и готовились митинговать, но Квит быстро отреагировал на происходящее. Вышел к молодежи, выслушал ее и пообещал помочь. Девушки тут же отдали свои протестные таблички парням и бросились фотографироваться с министром. Открытость политика, его готовность выслушать сменила бунтарское настроение некоторых на воодушевленное. Как же важно сегодня не обмануть тех, кто поверил, что новая жизнь — без популизма и поборов, давления и запретов — таки возможна.

— Сергей Миронович, вы на посту министра чуть больше месяца. Что удалось сделать за это время?

- Перед нами стоят важные масштабные задачи, одна из которых — восстановление доверия к министерству. Поэтому мы открыли доступ к платежам министерства, а также стараемся реагировать на множественные жалобы от представителей школ и вузов. Разбираться с этим помогают десятки юристов, причем многие в качестве волонтеров. Нам сообщают, к примеру, что руководство одной из школ якобы отчисляет десять процентов зарплаты своих сотрудников на нужды Майдана. Другая информация: ректор крупного университета на востоке Украины поддерживает сепаратистов и призывает студентов выступать против единства страны. В одной из киевских специализированных школ информируют о присвоении больших сумм денег, разбазаривании имущества. Есть информация и о покушении на жизнь людей, которые не соглашались вступать в коррупционные схемы или подписывать «нужные» документы. Наше министерство не имеет следственных функций, но мы не оставляем такие жалобы без внимания.

Стараемся также поддерживать те вузы, которые не входят в сферу управления нашего министерства, например медицинский университет имени Богомольца. Мой заместитель присутствовал на конференции трудового коллектива этого учебного заведения, который проголосовал за недоверие ректору. А нарушения там обнаружены очень серьезные: нецелевое использование 56 миллионов гривен бюджетных средств, завышение ректором зарплаты себе любимому (за последние три года он получил более трех миллионов 750 тысяч гривен заработной платы. — Авт.). Прозрачность и подотчетность — вот основа доверия министерству. В ближайшие дни мы с коллегами начнем ездить и по областям.

— Поступают ли вам жалобы из Крыма?

- Жалоб и просьб о помощи, к сожалению, много — около полутора тысяч. Так, на детей крымских татар, которые учатся в украинских классах, давят, требуя от них перехода в русскоязычные классы. Единственную в Симферополе украинскую гимназию сейчас стараются перевести на русский язык обучения, а ее директора заставили уволиться. В итоге многие студенты и преподаватели вузов автономии хотят перевестись учиться и работать на материковую часть Украины. Мы максимально упрощаем для них условия перевода. К примеру, те, кто поступил по госзаказу, и на новом месте останутся бюджетниками.

Что касается организации внешнего независимого оценивания для крымчан, то оно будет проведено на территории Херсонской области. Также планируем для них возможность сдать тест в тех университетах, в которые они собираются поступать. Выпускники общеобразовательных и высших учебных заведений могут быть уверены, что получат аттестаты и дипломы украинского образца.

Сложность еще и в том, что в Крыму немало таких, кто недоволен произошедшим, однако переводиться не спешит. Те, кто никуда не собирается уезжать с родного места, но при этом учиться хочет в украинских вузах, станут для самопровозглашенной крымской власти одной из наибольших проблем. Молодежь не приемлет запугиваний, несвободы, однобокости и самоизоляции.

— Помогая развиваться одним, вы нарушаете комфорт других. Чувствуете сопротивление и агрессию недовольных?

- Это вполне закономерно, а потому нас не пугает. Людей, причастных к коррупционным схемам, мы стараемся заменить в первую очередь. Обращая на них внимание следственных органов или путем реорганизации структур. Два руководителя департамента уже написали заявления на увольнение, еще несколько человек по сути сбежали. Изменить систему действительно непросто, и коррупционная практика на местах, конечно, еще осталась. Для нас важно работать в рамках закона.

— Как министру в «правительстве камикадзе» что вам важнее всего успеть до грядущих выборов?

- Главная задача — изменить правила игры, приняв на этой сессии Закон «О высшем образовании», текст которого мы писали два предыдущих года. Говоря «мы», я имею в виду круг преподавателей, руководителей вузов, журналистов, представителей профсоюзов, ученых, студентов-активистов — так называемую группу Згуровского. Принципиальное отличие этого закона от предыдущего состоит в том, что министерство отказывается от контроля над вузами, оставляя за собой партнерские функции. То есть речь идет об университетской автономии — финансовой, кадровой и академической. При этом финансовая автономия не означает отказа государства финансировать вузы, но мы делегируем университетам право и свободу открывать свои депозитные счета в банках и распоряжаться своими деньгами максимально свободно, без множественных согласований с государством. Но вместе с этим настаиваем на прозрачности и отчетности. Когда закон вступит в силу, уже не нужно будет, как раньше, по любому вопросу испрашивать разрешения у министерства. Желаете проявить инициативу — вперед, причем тратьте время на саму инициативу, а не бумажную волокиту и хождение по инстанциям…

Западная Европа и Северная Америка в свое время прошли этот путь, подобные реформы проведены и в Сингапуре, и в Малайзии. Образование — это не отрасль, а основа для всестороннего развития общества. Мы должны иметь дело с новыми технологиями, а не с бюрократией и топтанием на месте. Во всем цивилизованном мире главным показателем качества университета являются его научные исследования. Поэтому еще одна наша задача — объединить науку и образование. Вот что позволит повысить рейтинги наших вузов в мире. Я уже встречался с Борисом Патоном, мы наметили первые шаги сближения, объединения усилий Национальной Академии наук и нашего министерства.

Законопроект также предусматривает внедрение третьего цикла обучения (после бакалавриата и магистратуры) — степень доктора философии PhD. Чтобы получить PhD, необходимо будет интенсивно учиться. Думаю, это усилит мотивацию аспирантов и повысит качество их диссертаций. Кандидаты наук будут автоматически приравнены к PhD, а степень доктора наук можно будет получить не только путем защиты, но и благодаря совокупности научных работ. Обычного, часто растянутого во времени, сотрудничества аспиранта с научным руководителем мало в наше время. К примеру, у нас в Киево-Могилянской академии есть четырехгодичная докторская школа: только за первый год аспиранты проходят 13—15 общих курсов, а в течение последующих трех лет больше концентрируются на научной работе. Для оценки каждого конкретного исследования и присвоения научной степени мы создаем совет, в который часто входят иностранные специалисты.

В Украине очень мощный человеческий ресурс, но система устарела. Люди должны учиться мыслить, принимать решения, получать удовольствие от знаний и исследований, а не от регалий и бумажной волокиты. Развитие невозможно без культа науки.

— В таком случае не лишне будет вспомнить, что в западных странах не существует такой организации, как ВАК, в то время как в Украине министерство образования, по сути, может влиять на процесс и результат защиты диссертаций, что способствует коррупции и падению качества многих научных работ…

- На смену Высшей аттестационной комиссии, которая при Табачнике управлялась непосредственно министром, должно прийти независимое Национальное агентство по качеству высшего образования. Созданное по квотному принципу из представителей университетов, ученых, работодателей — всех тех, кто заинтересован в качестве исследований и образования. Для начала мы собираемся отделить ВАК от министерства.

— Зачем вы понижаете средний балл аттестата для поступления в вуз?

- Качество образования во многом зависит от уровня школы. А они есть как очень хорошие, так и очень плохие. В сильной школе получить высший бал в аттестате гораздо сложнее, чем в слабой. Возникает необъективность, неравноценность. Поэтому средняя оценка будет формироваться не по 200-балльной шкале, а по 60-балльной. Сейчас при поступлении в вуз конкурсный балл абитуриента суммируется из баллов школьного аттестата, внешнего независимого оценивания (ВНО), а также олимпиад и подготовительных курсов в вузе. Теперь при поступлении в вузы на первый план выйдет результат ВНО, а не аттестат, оценки в котором, к сожалению, часто необъективны.
«Важно, чтобы и запад, и восток Украины изучали не каждый свою, приятную им правду, а реальные факты»

— Вы обещали снять запреты, установленные вашими предшественниками, на выбор учебной литературы. То есть позволите школам самим выбирать, по каким учебникам заниматься. Не возникает ли риска, что запад и восток страны будут использовать для учебы разные материалы и в итоге смотреть в разные стороны?

- Мне важно, чтобы учебники были современными и без ошибок. Для высшей школы тексты учебников будут утверждаться учеными советами самих вузов, школьные же учебники — независимыми институциями. Мы обязаны деполитизировать процесс обучения. Раньше можно было вырезать из учебника истории то, что не нравилось, скажем, министру, и по этой логике я вроде как должен теперь тоже что-то вырезать. Но это не моя логика. Я допускаю свое вмешательство лишь в том случае, если кто-то на местах будет что-либо запрещать или цензурировать. В век интернета, в котором по любому вопросу можно прочесть не только полный набор фактов, но и различные их толкования, выбор учебников — дело чисто профессиональное. Хватит культивировать ненависть — пора культивировать профессионализм. Мы не будем делать вид, что у нас не было Мазепы, Петлюры, Бандеры. Замалчивать те или иные факты — бессмысленно и неумно. Важно, чтобы и запад, и восток Украины изучали не каждый свою, приятную им, правду, а реальные факты.

— Сергей Миронович, вы активно поддерживаете развитие украинского и английского языков. А что будет с русским и другими?

- Никто не собирается притеснять русский язык. На сегодняшний день мне не известен ни один случай его угнетения в нашей стране. А вот жалобы на притеснение тех, кто в Крыму хочет учиться на украинском языке, нам поступают регулярно. Их десятки. И все же никаких ответных действий «в отместку» мы совершать не будем.

Наши соотечественники хорошо знают, что ни русский язык, ни русских никто в Украине не ограничивает. Перед каждыми выборами проводятся различные соцопросы, которые определяют список проблем, волнующих умы украинцев. И все исследования свидетельствуют, что языковой вопрос не входит даже в десятку самых острых. То есть это искусственно раздутая проблема, выгодная партиям, которые не могут похвастаться реальными успехами и грамотными действиями, а потому спекулируют на языковой теме.

Государство просто обязано сделать что-то для украинского языка, который годами подавлялся. Должны также поддерживаться и крымско-татарский, и греческий, и болгарский, и польский, и румынский языки. Мне нравится мысль о языковой полифоничности — если кому-то хочется в школе или вузе изучать какой-то дополнительный язык, то мы эту идею поддерживаем. Изучайте хоть десять языков. Вместе с тем мы как министерство должны разъяснять украинцам, что нужно делать, чтобы развиваться им самим и одновременно развивать страну. Для этого просто необходимо хорошее знание английского языка, на котором вы будете поняты во всем мире, и который является языком современной науки.

Но что бы кто ни говорил, культура и язык должны развиваться на фоне роста успешности государства, структурных реформ. Поэтому как министр я бы хотел быть полезным не в «косметических» улучшениях, а в фундаментальных.




Мария СЫРЧИНА, "Факты и комментарии ( http://fakty.ua/ )"



Огигінал новини «Тепер при вступі до ВНЗ на перший план вийде результат ЗНО, а не атестат» - http://www.euroosvita.net/index.php/?category=1&id=3253
«Євро Освіта»  - http://www.euroosvita.net/index.php