"ZN.UA": Когда профессор в Украине станет гордостью отечественной науки? « Новини « Євро Освіта
: навігація :
Болонський процес
Оцінка якості освіти
Що таке рейтинг
Тестування
Рейтинги ВНЗ України
Світові рейтинги ВНЗ
Інформація
Партнери
ТОП-10 ВНЗ України
Навчання за кордоном
: сайт :
Карта сайту
Пошук по сайту
Лист адміністратору
: пошук :
 
: голосування :
Чи є у відкритому доступі актуальні статистичні дані про вищі навчальні заклади
Так
Ні


: фотогалерея :
Конференція Міжнародної обсерваторії з визначення університетських рейтингів (IREG-5),Берлін 2010 30-09-2010 8 марта 2010 в  Варшаве состоялся круглый стол Межнародной обсерватории по академических рейтингах и достижениям IREG-4 - 14-16 июня 2009 года, Астана, Казахстан
Новини
"ZN.UA": Когда профессор в Украине станет гордостью отечественной науки?
24-10-2015

В системе присвоения научных степеней и званий за более чем полтора года новой власти не проведено никаких реформ

Поводом для написания этих полемических заметок стало постановление Кабмина №656 от 19.08.2015 г. "Некоторые вопросы реализации статьи 54 Закона Украины "О высшем образовании". Для рядового научного работника или преподавателя это постановление выглядит довольно странным. Поскольку оно содержит "Порядок утверждения решений о присвоении ученых званий", но не содержит "Порядка присвоения высшими учебными заведениями и научными учреждениями ученых званий научным и научно-педагогическим работникам", который МОН еще должно разработать. Неужели за год после принятия Закона Украины "О высшем образовании" нельзя было принять оба нормативных документа? Неужели за год после принятия Закона Украины "О высшем образовании" нельзя было утвердить нормативные документы и об изменениях в порядке присвоения научных степеней (доктора философии и доктора наук)?

Получается, что все ученые звания и научные степени присваиваются по нормативным документам времен украинофоба Табачника! Замечу, что ему и его подручным хватило нескольких месяцев, чтобы переписать эти нормативные документы под потребности команды Януковича. Можно возразить, что, дескать, теперь в эти нормативные документы имплементируются проевропейские реформы, а это требует времени. Мне же кажется, что с абсолютным большинством пунктов постановления Кабмина №656 согласилась бы и команда Табачника, потому что там адаптацией под европейские стандарты и не пахнет. Все якобы реформаторские изменения в постановлении сформулированы неконкретно, а значит, возможны разные их трактовки.

Сразу отмечу, что в подавляющем большинстве стран ЕС (а также в США и Канаде) нет ученого звания "профессор", которое присваивает государство. Фактически только Польша имеет устойчивую традицию: там диплом профессора подписывает президент страны. Процедура очень сложная, и этим подчеркивается, что каждый профессор является гордостью Польского государства (однако в Польше есть еще должность "профессор чрезвычайный", и преподаватель может на ней находиться до самой пенсии без официального звания "профессор").

Являются ли гордостью Украинского государства профессора Янукович, Литвин, Азаров, Табачник и сотни других политиков и чиновников, которые получили профессорские дипломы, занимая высокие государственные должности? Поскольку ответ очевиден, то упомянутое выше постановление Кабмина должно было бы кардинально изменить правила игры, чтобы такого больше не повторялось. И каждый новый профессор действительно был бы гордостью украинской науки. Однако похоже на то, что все будет наоборот.

Например, п. 4 постановления содержит положение о праве окончательно принимать решения о присвоении ученых званий вузами со статусом "исследовательский", то есть реализовано многолетнее стремление ведущих вузов. Но если исходить из минимальных международных стандартов высокого уровня науки в университетах, то такой статус следовало бы присвоить лишь двум университетам — Киевскому им. Т.Шевченко и Харьковскому им. В.Каразина. Действительно, чтобы только попасть на рассмотрение в три ведущих мировых рейтинговых агентства (Times, QS и старейший Шанхайский рейтинґ) по определению лучших университетов, вуз ежегодно должен публиковать несколько сотен статей в журналах, индексируемых в наукометрической базе Thomson Reuters WEB of Science (в этом году Times перешел под крыло Elsevier, который имеет собственную наукометрическую базу, но от этого вышеупомянутая проблема украинских университетов не исчезнет).

Ниже представлены данные 10 ведущих вузов Украины за 2012 г. Из них следует, что даже такие авторитетные у нас вузы, как Львовский университет им. И.Франко и Киевский политехнический институт, явно не дотягивают до 200 публикаций. Не окажется ли, что через несколько лет в Украине будут десятки вузов со статусом "исследовательский", и все они будут производить профессоров без всякого согласования с МОН? Очевидно, что именно так и будет (вспомним, что в начале 2000-х гг. было лишь несколько вузов со статусом "национальный", а теперь — больше сотни!)

Таблица. Продуктивность первой десятки вузов Украины в 2012 г.
По данным Web of Science (Сore Collection)

№ Название вуза
Количество публикаций, шт.


1 Киевский национальный университет им. Т.Шевченко
479

2 Харьковский национальный университет им. В.Каразина
280

3 Львовский национальный университет им. И.Франко
127

4 Национальный технический университет Украины
"Киевский политехнический институт"
125

5 Национальный университет "Львовская политехника"
89

6 Сумской государственный университет
76

7 Национальный авиационный университет
74

8 Национальный технический университет Украины
"Харьковский политехнический институт"
68

8 Ужгородский национальный университет
67

9 Черновицкий национальный университет им. И.Франко
61

10 Остальные вузы
менее 50


Еще одно "революционное" нововведение — о знании иностранного языка — содержит п. 8 постановления. Он сформулирован так, что проигнорирован очевидный факт — английский язык уже более 50 лет является единственным языком общения ученых на международном уровне, поскольку на нем публикуется львиная доля научной продукции и проводятся практически все международные научные мероприятия (конференции, симпозиумы, семинары и т.п.). Даже в африканских странах профессора знают английский! Однако в Украине до сих пор считалось нормальным, что профессор не знает английского (помню, как коллега из Ньюкасла на открытии крупной международной конференции в Киеве был очень удивлен, что директор академического института выступает с переводчиком, потому что не знает английского). Теперь будет считаться, что незнание английского наш профессор может компенсировать знанием польского или арабского. Допускаю, что с последним языком (как и с китайским или японским) такое действительно может случаться, но в порядке исключения для очень ограниченного количества специальностей, перечень которых МОН должно установить. Но предоставление же "квалификационных документов" о знании польского (у нас есть украинская диаспора преподавателей в польских вузах) является очевидной профанацией.

Реальное революционное (без кавычек) нововведение должно было бы звучать, например, так: претендент на звание "профессор" должен получить сертификат по английскому языку, согласно Общеевропейской рекомендации о языковом образовании на уровне не ниже, чем В1 (как ученый, сдававший соответствующий экзамен, утверждаю, что уровень В2 надо понизить до В1). В порядке исключения сертификат могли бы заменять документы, подтверждающие длительную стажировку или работу соискателя звания в ведущих научно-образовательных учреждениях стран Запада, в которых английский язык является одним из рабочих языков.

Тот же п. 8 содержит обтекаемую формулировку, выдуманную еще командой Табачника, о публикации работ в изданиях, "включенных в международные наукометрические базы". Неужели до сих пор не понятно, что таких баз много, и очень часто наличие издания в какой-то базе ничего не говорит о его научном уровне? Давно нужно твердо остановиться на наукометрической базе данных Web of Science, которая уже более полувека является лидером в этой области. Если для некоторых специальностей нужно сделать исключение, то можно подать их перечень в соответствующем приложении (действительно трудно представить, что специалисты по украинскому языку, литературе или этнографии смогут печататься в некоторых западных лингвистических журналах). Кроме того, п. 8 должен содержать требование, чтобы у претендента на звание "профессор" были научные работы без соавторов, поскольку коллективное написание статей, на основе которых потом защищают несколько диссертаций, получают звания и государственные премии, довольно распространенное явление даже среди математиков и физиков-теоретиков (не говоря уже об экспериментаторах во всех отраслях науки).

Упомянутое выше постановление и дальше игнорирует еще один очевидный факт: абсолютное большинство профессоров в Украине имеет нулевой импакт (влияние) своими научными исследованиями на мировой научный рынок. Их работы не цитируют, ведущие научные центры их не приглашают, они не выступают с пленарными докладами на международных научных форумах и не являются членами редколлегий ведущих международных изданий. Очевидно, что у разработчиков постановления Кабмина №656 хуторянские представления, и они не знают, что авторитет современного ученого измеряется, в частности, количеством цитирований и индексом Хирша (Hirsch-index). Поскольку иначе они бы в том же п. 8 прописали требование к претенденту на звание "профессор" иметь определенное количество цитирований по той же базе Thomson Reuters WEB of Science. Разве может человек, на работы которого не ссылается ни один ученый за пределами Украины, стать профессором? А такие случаи случаются даже среди математиков! Замечу, что количество цитирований, как и количество работ, не может быть одинаковым для всех специальностей. Например, если во всем мире биологи в среднем публикуют работ больше в три раза, чем математики, то и цитирований должно быть втрое больше (кстати, этого не понимают лидеры самого известного в Украине ОО ученых УНК, публикуя персональные рейтинґи, в которых биологи всех опережают).

Очень проевропейским (по мнению разработчиков постановления) является сохранение ученых званий "доцент" и "старший исследователь", которые также присваивает государство в лице МОН. Неужели постмайдановское руководство МОН не заметило, что такого нет ни в одной стране ЕС?! Как следует из их сообщений на их страницах в соцсетях, они чуть ли не ежемесячно ездят в Европу и Америку (включая и главу профильного комитета ВР). Очевидно, что они это знают, но пытаются сохранить рабочие места для чиновников, через руки которых ежегодно проходят сотни (а то и тысячи) представлений на присвоение званий. А тем временем целесообразно процедуру присвоения государством ученого звания "доцент" ликвидировать, оставив лишь рамочные условия для занятия этой должности в университетах, и позволить университетам самим присваивать такие звания, но доплачивать за них лишь в пределах университетского внебюджетного финансирования. Существование ученого звания "старший исследователь" лишено здравого смысла, поскольку в НАНУ и других государственных академиях есть своя иерархия научных должностей и званий (другое дело, что она осталась еще со сталинских времен и требует коренных изменений).

Однако еще хуже положение с Порядком присвоения научных степеней, который команда Табачника еще и "творчески" переработала в сторону ухудшения. Складывается впечатление, что действующая система устраивает и нынешнее руководство МОН. Иначе трудно объяснить тот факт, что даже самые абсурдные нововведения "папередников" до сих пор не ликвидированы в рабочем порядке (например, о необходимости иметь пять публикаций в так называемых профессиональных изданиях как обязательное условие защиты кандидатской диссертации).

Мой многолетний опыт работы с аспирантами и общение с коллегами из стран ЕС и США по поводу подготовки кандидатов наук (докторов философии) указывает на то, что нужно коренным образом изменить по сути советскую систему подготовки научных кадров в Украине.

Остановлюсь лишь на нескольких, однако, очень важных недостатках действующей системы.

Cистема назначения состава спецсоветов по двум и больше специальностям унаследована со времен СССР, и я не знаю ни одной страны ЕС, где такое практикуется. Председатель и секретарь спецсовета, занимая эти должности по 10 и больше лет, искусственно окружают себя "нужными" людьми, которые всегда "правильно" голосуют. Так образуются научные кланы, что неизбежно порождает коррупцию. Автору этих строк как-то приходилось объяснять членам спецсовета, что основной результат диссертанта был получен на 50 (!) лет раньше, но они все равно проголосовали "за".

Мой личный опыт научного руководителя по подготовке кандидатов наук показывает, что действующая система назначения состава спецсоветов часто приводит к откровенной профанации собственно процесса защиты. Действительно, часто абсолютное большинство членов спецсовета некомпетентно в теме конкретной диссертации и голосует "за" или "против" на основе сугубо субъективных впечатлений от доклада диссертанта и личных отношений с его руководителем. У меня были случаи, когда в сути диссертации были компетентны лишь двое членов спецсовета, а для положительного голосования нужно было по меньшей мере 12 голосов "за". При этом диссертанту и его руководителю приходилось выслушивать ряд "очень благоприятных" замечаний.

Я убежден, что систему назначения спецсоветов по двум и больше специальностям следует ликвидировать. МОН (а, возможно, какая-то независимая структура) должно утверждать лишь председателя комиссии с четким ограничением срока непрерывного пребывания на должности. Полный состав комиссии (6–8 человек, включая председателя) должен формироваться отдельно под каждую защиту, в зависимости от темы диссертации и без участия МОН. При этом два оппонента автоматически должны быть членами комиссии, а еще 3–5 — назначаться (процедура должна быть четко выписана — в частности, в комиссии должны быть специалисты из других (включая иностранные) учреждений, имеющие научную степень и опубликованные в течение последних пяти лет работы в области, в которой защищается диссертация). Это предложение основывается на системе, которая существует во французских университетах и является чем-то средним между польской и британской (в английских университетах комиссия состоит только из двух оппонентов, которые должны быть из разных учреждений). Кроме того, оно обусловлено тем, что в последние десятилетия научные исследования становятся все более узко специализированными.

"Папередник" нынешнего министра придумал, что кандидатом наук может стать лишь аспирант/соискатель, имеющий пять научных публикаций. Возможно, в сфере исторической науки, в которой Табачник сделал невероятно стремительный прорыв (стал докторам наук в 32 года, а профессором в 34!), это и приемлемо, однако в физико-математических науках это полный абсурд! Такого нет ни в одной стране ЕС. Например, в британских университетах вообще не требуется иметь опубликованные результаты до защиты диссертации по математике. Понятно, было бы крайне неразумно вводить британский опыт в невероятно коррумпированной Украине (а наша научно-образовательная сфера отнюдь не исключение, просто в ней фигурируют меньшие суммы разворовывания). Однако нужно немедленно изменить формальные требования к количеству публикаций с обнародованными основными результатами, необходимыми для защиты кандидатских/ докторских диссертаций, в сторону уменьшения, а также к изданиям, где они опубликованы. Конкретно: если соискатель кандидатской степени (доктора философии) имеет две публикации в периодических научных изданиях, которым присвоен импакт-фактор (согласно наукометрической базе Web of Science), то их вполне достаточно для защиты диссертации (по крайней мере, в физико-математических науках). Если такого количества публикации нет, то можно установить требование иметь три публикации в изданиях, которые не имеют импакт-фактора, но входят, например, в наукометрическую базу Scopus. Перечень псевдопрофессиональных изданий нужно немедленно ликвидировать, ибо это позор для украинской науки (если журнал действительно профессиональный, то его автоматически индексирует по крайней мере Scopus, остальные — хуторянские издания).

Аналогичные изменения в сторону уменьшения количества публикаций нужно ввести и для защиты диссертаций на степень "доктор наук". Однако тут целесообразно ввести и совершенно новое требование: установить количество публикаций без соавторов, что подтверждало бы самостоятельное получение основных результатов соискателем. Это принципиально, поскольку претендент на степень доктора наук должен не только самостоятельно решать важные научные проблемы, но и формулировать их (это однозначно следует из соответствующего Положения о порядке присвоения научных степеней). Отсутствие этого требования приводит к тому, что создается неформальный коллектив, который стахановскими темпами клепает 20 коллективных публикаций, а потом они оформляются как докторская диссертация одного из них (к сожалению, такое случается даже среди математиков!)

Во многих НИИ и университетах Украины сформировалась система присвоения научных степеней, когда их соискателю не нужно выходить за пределы родного учреждения, где есть все необходимое для защиты: руководитель, спецсовет, нужные "профессиональные издания" и гарантированный оппонент из соседнего отдела. Для создания конкурентной среды, без которой наука не может развиваться, целесообразно установить требование, чтобы соискатель опубликовал по меньшей мере одну статью за пределами учреждения обучения в аспирантуре и чтобы оба оппонента не работали в этом учреждении. Целесообразно поощрять, в частности финансово, оппонирование диссертаций соответствующими специалистами из ведущих зарубежных центров.

Изложенные предложения направлялись как предыдущему, так и нынешнему руководству МОН, и очень досадно, что при любой власти в Украине сохраняются очевидные совковые анахронизмы. Более ста лет назад гениальный Иван Франко писал: "Народе мій…Невже тобі на таблицях залізних Записано в сусідів бути гноєм,Тяглом у поїздах їх бистроїзних?"

Очевидно, что "папередники" нынешнего министра этих слов не знали, но я уверен, что министр Квит их знает. Однако складывается впечатление, что TGV — поезд реформ министра мчится в направлении ЕС, а совковые электрички его окружения (включая заместителя по вопросам науки) — в направлении СССР/СНГ. Содержание постановления Кабмина №656 указывает на то, что побеждает направление электричек.





Дополнительно:

Ориентиры реформ в образовании и науке: Реформаторские усилия нужно направлять не на разрушение

Уповноважений з прав людини Інні Совсун: Щодо неприпустимості дискримінації за ознакою віку в освітніх реформах

Авторитаризм або хаос: куди рухатися вищій освіті? Нові проблеми виникають швидше, ніж вдається вирішувати старі

В Державній інспекції навчальних закладів 94,1 % неліцензійного ПЗ

Рахункова палата України: Інформація ЄДЕБО знаходиться не у державній власності

Антимонопольний комітет України своїм Рішенням зобов’язав ДП "Інфоресурс" відмінити процедуру закупівлі

: анонси :
: акценти :
ДП «Інфоресурс»: Основні проблеми вступної кампанії 2017 року
СумДУ першим серед українських вишів увійшов до рейтингу кращих молодих університетів світу від QS
Мінекономрозвитку: Держзамовлення на вступ до ВНЗ в 2017 році буде скорочено на 20,7%
Лист НМУ імені О.О. Богомольця до державної організаціїї "ЦЕНТР ТЕСТУВАННЯ": Вимагаємо виконати належним чином свої обов'язки!
ІНФОРМАЦІЮ ПРО 10 КРАЩИХ ВНЗ В РЕЙТИНГУ «ТОП-200 УКРАЇНА 2017» ПРЕДСТАВЛЕНО НА САЙТІ IREG OBSERVATORY
Рейтинг вищих навчальних закладів «Топ-200 Україна» — 2016/2017 рік
Кількість патентів, отриманих ВНЗ України у 2016 році
ДІНЗ: Абітурієнти повинні звертати увагу на наявність у ВНЗ ліцензій і сертифікатів про акредитацію спеціальностей
Перелік адрес зарубіжних баз даних об’єктів промислової власності, до яких надається безоплатний доступ в Інтернеті
Вища освіта України
: зовнішнє оцінювання :
: Популярне :
: наші дані :
Контакт:
тел.:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*147)
факс:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*122)
м. Київ, вул. Смілянська, 4
Карта проїзду
e-mail: inf@euroosvita.net

При повному або частковому відтворенні інформації посилання на www.euroosvita.net обов'язкове у вигляді відкритого для пошукових систем гіперпосилання.
www.euroosvita.net не несе відповідальності за інформацію отриману з інших сайтів