Как травмирует школа « Новини « Євро Освіта
: навігація :
Болонський процес
Оцінка якості освіти
Що таке рейтинг
Тестування
Рейтинги ВНЗ України
Світові рейтинги ВНЗ
Інформація
Партнери
ТОП-10 ВНЗ України
Навчання за кордоном
: сайт :
Карта сайту
Пошук по сайту
Лист адміністратору
: пошук :
 
: голосування :
Чи є у відкритому доступі актуальні статистичні дані про вищі навчальні заклади
Так
Ні


: фотогалерея :
Конференція Міжнародної обсерваторії з визначення університетських рейтингів (IREG-5),Берлін 2010 30-09-2010 8 марта 2010 в  Варшаве состоялся круглый стол Межнародной обсерватории по академических рейтингах и достижениям IREG-4 - 14-16 июня 2009 года, Астана, Казахстан
Новини
Как травмирует школа
8-02-2013

Позвольте представить вам профессора Кирстен Олсон.
Она – исследователь по вопросам образования, энтузиаст своего дела, консультант и писатель, и она глубоко обеспокоена проблемами детей в процессе обучения и условиями в наших школах. Кроме того, она президент Совета директоров «Института за демократическое образование в Америке».


Первый раз я встретил ее несколько недель назад, чтобы побеседовать за обедом, и потом с большим интересом прочел ее последнюю книгу «Травмированные школой: как вернуть радость в учебе и отстоять культуру старой школы». Если вы ходили в школу, или ваш ребенок ходит в школу, или, быть может, когда-нибудь пойдет в школу, или вас беспокоят школьные проблемы, я рекомендую вам эту книгу.

«Травмированные школой» – это итог исследования, которое Олсон начала еще аспирантом в Гарварде.

Олсон всегда любила учиться и высоко оценивала образовательную систему, поэтому она собиралась посвятить свое исследование радостям и открытиям, связанными с обучением в школе. Но когда она начала опрашивать людей, они стали делиться не радостями, а проблемами из своего школьного опыта. Вот как ее научный руководитель Сара Лоуренс-Лайтфут описала это в аннотации к книге:

“Начав исследовать тему, Олсон провела подробные интервью со знаменитым архитектором, выдающимся профессором, талантливым писателем, топ-менеджером. Она была уверена, что услышит истории о радостном и плодотворном обучении, в которых серьезность сочеталась бы с приключениями и удовольствием, работа – с игрой, мечта – с ежедневным трудом. Вместо этого она обнаружила, что яркие воспоминания о школе полны боли, разочарования и даже цинизма. И эти истории говорили не только о старых, теперь уже исцеленных и давно забытых ранах, – они напоминали о ранах, которые болят до сих пор, снова и снова подрывая и искажая личную и профессиональную самооценку.”

Проект Олсон расширялся, и она стала опрашивать людей всех возрастов, от учеников до их бабушек и дедушек, людей разных профессий из самых разных социально-экономических групп. Ее поразила та искренняя эмоциональность, с которой люди говорили о не заживающих многие годы школьных травмах. Олсон была одной из первых, кто подобрался к пониманию того, как влияет школа на психологическое развитие. Она задавала вопрос: как повлияла школа на тех, кто в ней учился.

В своей книге Олсон выделила семь видов травм и проиллюстрировала каждый цитатами из проведенных интервью. Затем, в следующих главах, она описала, как заботливые родители, учителя и сами учащиеся могут избежать травм и вылечить их. Здесь я просто перечислю и перескажу своими словами семь категорий Олсон. (Я добавлял отступления от себя в каждую из категорий, так что если вы найдете ошибку в описании, считайте, что это произошло из-за меня).

Первые четыре вида травм, похоже, связаны с ограничениями, которые накладывает школа на поведение учеников и на процесс обучения. Речь идет об учебном плане с ограниченным набором возможных методик, о тестах, в которых есть только один верный ответ на каждый вопрос, и о часто произвольных правилах, в создании которых ученики не принимают никакой роли. Вот к каким травмам это приводит:

1. Травма творческого начала

Школы подавляют творческие способности. Это, пожалуй, самый очевидный вред, который причиняет школа. Собственные увлечения и интересы учащихся обычно остаются без внимания. Если ученик предлагает свой собственный, необычный способ решить задачу или отвечает на вопрос нестандартно, не соответствуя списку правильных ответов, то перегруженные учителя его не понимают и ставят низкую оценку. Зубрежка и тесты с единственным правильным ответом не оставляют места творческой мысли. Те информанты Олсон, которые выбрали впоследствии творческие профессии, очевидно, сделали это вопреки, а не благодаря школе. Им пришлось восстановить или воссоздать то творческое начало, которое когда-то, до школы, было таким естественным. Предположу, что не все задумывались о потерянном в школе творческом потенциале; кто-то мог и не заметить, чего он лишился. А еще есть те, кто сохранил творческую жилку там, где не было школы, но отказался от нее всюду, где видел учебный план. Интересно, сколько всего людей полностью потеряли интерес к математике из-за того, как ее преподавали в школе?...

2. Травма конформизма

В школе ученики должны постоянно следовать правилам и образцам, на которые они повлиять не в силах. Обязательные задания никак не связаны с их интересами и потребностями. Обычно дети не смеют оспаривать систему, а тех, кто решается это делать, называют наглецами, а то и хуже. Чтобы избежать неприятностей, приходится слепо подчиняться. Но слепое подчинение – это не то, что требуется от гражданина демократической страны. Демократическому государству нужны граждане, способные оспорить правила и настоять на изменении несправедливых и глупых законов. Кроме того, в школе дети привыкают, что проверять границы на прочность опасно, и потому в дальнейшем они боятся выйти за рамки привычного жизненного пути.

3. Травма бунта

Некоторые ученики в ответ на навязанные правила и домашние задания не подчиняются, а бунтуют. Их злит система, которая отняла их свободу и достоинство, злят учителя, тем, что они претворяют эту систему в жизнь, злят прилежные ученики, которые приняли ее как должное. Они садятся на задние парты, язвят, намеренно нарушают правила и часто, а то и всегда, не удосуживаются выполнять домашние задания, выражая, таким образом, свою неприязнь. В некоторых случаях бунт может оказаться более здоровой реакцией, чем подчинение, но, если он зайдет слишком далеко, вреда он нанесет гораздо больше. Низкая успеваемость может лишить человека перспектив. Злоба на школу может привести к отказу от обучения вообще. И, пожалуй, самое трагичное: бунт порой выливается в разрушительное, как для себя, так и для окружающих, поведение, особенно, когда формой самовыражения становятся наркотики, беспорядочный секс и преступность.

4. Травма оцепенения

Постоянная зубрежка в школе, выполнение одного нудного задания за другим в соответствии с расписанием, следование школьным правилам - все это может привести к интеллектуальному оцепенению. Многие информанты Олсон говорили, что они «отключались» или «выключали мозг», когда бывали в школе. Блестящие инсайты редко вознаграждаются в школе в отличие от упорной зубрежки, послушания, умения уложиться в срок. Великолепная учеба по одному из предметов ценой игнорирования другого принесет вам пятерку и двойку; но достаточно хорошая заунывная учеба по обоим может принести две пятерки. Это один из примеров того, как школы убивают интеллектуальный энтузиазм. Это им удается, ученики очень редко проявляют энтузиазм, в связи с учебой.

Остальные травмы Олсон, судя по всему, вызваны тем, как людей оценивают и ранжируют в школе. В зависимости от того, считают вас отличником, середнячком или двоечником, вас травмируют одним, другим или третьим способом.

5. Травмы низкой оценки

Во взятых интервью Олсон обнаружила, что некоторых учеников травмировало низкое мнение о них. Их могли считать хуже других из-за их расы, социального класса, пола, или результата по одному из тестов, который по замыслу учителей должен был оценить их интеллект или способности. Порой было проще смириться с низкой оценкой, чем оспорить ее, и так она превращалась в самосбывающееся пророчество. Это значит, что из-за низкой успеваемости по предмету или нескольким предметам, ученик может отказаться от своего призвания. Мечтающий стать биологом выбирает менее интересную карьеру из-за двойки в десятом классе. Мечтающая стать писателем решает, что ее способностей на это не хватит, потому что учитель английского ставил ей низкие оценки, будучи неспособным разглядеть живую искру в ее эссе или великолепие ее нестандартной структуры предложений. Если бы только ученики знали, сколько великих людей в нашем обществе получали низкие оценки в школе и именно по тем предметам, в которых они потом достигали успеха! Если бы это помнили учителя…

6. Травма перфекционизма

Высокие оценки и высокие результаты тестов на интеллект тоже могут травмировать. Ученики, решив, что они всегда должны быть на высоте, могут начать требовать от себя достижения столь же высоких результатов во всем. Для них даже пятерка с минусом, или только вторая роль в школьной постановке, или неудача при поступлении в ведущую школу Лиги Плюща, может означать грандиозный провал - провал жить в соответствии с тем, как о них думают другие, или тем, как они думают о себе сами. Рана перфекционизма объясняет, почему так много отличников списывает и пользуется шпаргалками, когда они чувствуют, что обязаны получить оценку, которую все от них ожидают (смотри «Школа плодит мошенников»). Когда оценки становятся мерилом совершенства, всё делается только во имя оценок. В школе «совершенство» и интеллектуальная зажатость часто оказываются двумя сторонами одной медали. Прекрасное описание, как травма перфекционизма может мешать настоящему образованию, можно найти в отважной выпускной речи, произнесенной год назад Эрикой Голдсон.

7. Травма среднего

Ученики-середнячки, кто никогда не проваливался и не возвышался в глазах учителей, могут страдать от незаметности. В опросах эти люди говорили, что чувствуют себя незначимыми, людьми от которых ничего не зависит. В худших случаях они начинают сами считать себя неважными, людьми, которые не создают ничего нового, ведомыми, но не ведущими.

Как же все это неправильно! Образование, как я уже объяснял, не требует жесткого учебного плана или принудительных заданий или оценок и ранжирования (смотри, например, "Чему учит пример Школы Садберри"). В условиях, где ученики управляют своим обучением, каждый человек проявит свои уникальные интересы, свои сильные и слабые стороны. Там нет единой шкалы, по которой одних учеников следует ценить больше других. Такая школа куда больше похожа на реальный мир, чем стандартная школа, которую мы обсуждали. Реальному миру, чтобы он развивался, а жизнь в нем была полна радости, требуются самые разные люди с их особенными талантами.


Перевод: Василий Носиков
специально для проекта "Свобода в образовании"



Дополнительно:

Необучаемые ученики (Глава из книги "Не упускайте своих детей. Почему родители должны быть важнее, чем ровесники")

MIGnews: Украинцы калечат своих детей, отдавая их в школу слишком рано

Как школы подавляют творчество

Хорошие таблетки от плохого воспитания? (В Германии стремительно растёт число детей, страдающих синдромом дефицита внимания и гиперактивности, полагают врачи)

: анонси :
: акценти :
: зовнішнє оцінювання :
: Популярне :
: наші дані :
Контакт:
тел.:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*147)
факс:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*122)
м. Київ, вул. Смілянська, 4
Карта проїзду
e-mail: inf@euroosvita.net

При повному або частковому відтворенні інформації посилання на www.euroosvita.net обов'язкове у вигляді відкритого для пошукових систем гіперпосилання.
www.euroosvita.net не несе відповідальності за інформацію отриману з інших сайтів