Рейтинг «Белая ворона», или Как руководство Министерства образования стимулирует повышение качества высшего образования « Новини « Євро Освіта
: навігація :
Болонський процес
Оцінка якості освіти
Що таке рейтинг
Тестування
Рейтинги ВНЗ України
Світові рейтинги ВНЗ
Інформація
Партнери
ТОП-10 ВНЗ України
Навчання за кордоном
: сайт :
Карта сайту
Пошук по сайту
Лист адміністратору
: пошук :
 
: голосування :
Чи є у відкритому доступі актуальні статистичні дані про вищі навчальні заклади
Так
Ні


: фотогалерея :
Конференція Міжнародної обсерваторії з визначення університетських рейтингів (IREG-5),Берлін 2010 30-09-2010 8 марта 2010 в  Варшаве состоялся круглый стол Межнародной обсерватории по академических рейтингах и достижениям IREG-4 - 14-16 июня 2009 года, Астана, Казахстан
Новини
Рейтинг «Белая ворона», или Как руководство Министерства образования стимулирует повышение качества высшего образования
5-03-2012

«Реформирование» образования в Украине продолжается. Отныне «стимулирование повышения качества высшего образования» будет осуществляться путем «ранжирования» университетов.

Мощная бюрократически-авторитарная машина отечественного образовательного министерства в январе 2012 г. выдала на-гора новый документ — «Положение о национальной системе рейтинговой оценки деятельности высших учебных см. приказ МОНМС от 20 января 2011 № 1475 заведений» (см. приказ МОНМС от 20 января 2011 № 1475). И обязал университеты подготовить кипу бумаг и сформировать «унифицированную электронную форму в среде табличного процессора» с показателями деятельности по «перечню критериев и субкритериев», на основе которых должно быть осуществлено такое оценивание или, как оно названо в документе, «ранжирование».


Прежде всего следует отметить, что идея создания национального рейтинга вузов значима и своевременна. Ведь для мирового университетского сообщества формирование рейтингов давно стало важным фактором определения влияния отдельного университета в общемировой процесс развития (impact factor). Как следствие, на сегодняшний день существует немало рейтингов высших учебных заведений как общемирового, так и национального масштабов, имеющих довольно давнюю историю.

Скажем, один из самых популярных мировых рейтингов составляется Институтом высшего образования Шанхайского университета в Китае с 2003 г. (Шанхайский рейтинг). Национальные рейтинги американских университетов журнала US News & World Report публикуются с 1983 года. Можно назвать еще не менее десятка известных мировых и несколько десятков национальных рейтингов, имеющих разную историю, методологию, назначение, типы, структуру, источники получения данных и т.д..

Однако украинский национальный рейтинг, несомненно, может стать среди них большой белой вороной. На столь грустный вывод наталкивает анализ вышеназванного документа, который прошел все согласования, утверждения и государственную регистрацию в Министерстве юстиции Украины.

Как известно, мировые и национальные рейтинги в основном заключаются:
а) для того, чтобы помочь абитуриентам сделать правильный выбор (что особенно важно в условиях, когда университетское образование приобретает ярко выраженный рыночный характер);
б) для самих университетов, чтобы они увидели отдельные аспекты своей деятельности по сравнению с другими вузами;
в) для потребителей образовательных услуг, выполняя роль своеобразного маркетингового инструмента.

Перед украинским национальным рейтингом нормативные документы ставят значительно более основательные задачи, такие как, в частности:
стимулирование деятельности университетов по повышению качества образования, их позиционирование на рынке образовательных услуг и рынка труда, повышение международной активности, участие работников и студентов в научно-практических конференциях и выставках, содействие эффективному управлению деятельностью высшего учебного заведения и, что самое главное, оценка их деятельности.

Правда, анализируя 128 показателей, из которых формируются критерии (см. письмо МОНМС от 8.02.2012 г. № 1/9-90)и субкритерии украинского рейтинга (см. письмо МОНМС от 8.02.2012 г. № 1/9-90), мы не нашли ни одного, который бы позволял сделать вывод о реальном качестве образовательной деятельности учебного заведения.

Зато здесь имеются данные о количестве (не качестве) зарубежных командировок научно-педагогических работников; международных выставок, на которых представлены (!) достижения высшего учебного заведения; наименованиях аккредитованных направлений и специальностей; факультетов и кафедр; штатных и внештатных сотрудников, о количестве мест в столовых, об общей площади зданий учебного заведения, о географических аспектах мотивации доступа абитуриентов в университеты и многое другое.

В контексте этого стоит отметить, что Шанхайский рейтинг университетов строится на базе всего четырех основных критериев, важность которых выражена в количественных показателях. В этом рейтинге критерии, характеризующие качество образовательной деятельности, в общем объеме занимают 10%, качество преподавательского состава — 40%, результаты научных исследований — 40%, академическая успеваемость — 10%. То есть рейтинг составляется прежде всего на основе того, не какие условия имеет учебное заведение для осуществления образовательной деятельности, а каковы ее результаты.

Так, согласно этому рейтингу, качество образовательной деятельности определяется тем, какого успеха в жизни достигли выпускники университета, а не их численностью, как в украинском рейтинге. Качественный состав профессорско-преподавательского состава в Шанхайском рейтинге определяется не численностью профессоров и преподавателей, являющихся «штатными действительными членами» различных академий и имеющих государственные почетные звания (украинский рейтинг), а тем, как, скажем, цитируются результаты их исследований в известных и авторитетных научных изданиях.

Но самым весомым показателем, по которому определяется Шанхайский университетский рейтинг, являются результаты научной деятельности университета. Они в основном определяются двумя критериями. Первый — количество публикаций в таких журналах, как Nature и Science, что означает представление научному миру нового открытия или полученных данных, проливающих существенный свет на важную проблему. Второй важный критерий — публикация оригинальных экспериментальных данных в журналах, имеющих высокий индекс цитирования.

Справедливости ради заметим, что в украинском варианте такой критерий также имеется. Он должен засвидетельствовать «количество научных работ, опубликованных в престижных и признанных зарубежных изданиях штатными научно-педагогическими и научными сотрудниками...». Однако все зависит от того, кто будет определять этот перечень «престижных и признанных зарубежных изданий».

Еще одной любопытной особенностью украинского рейтинга является то, что за его составление принимается Министерство образования и науки, молодежи и спорта (МОНМС) и подчиненные ему структуры.

Этот факт вполне может стать нашим национальным достоянием. Ведь практически все мировые и национальные рейтинги составляются независимыми структурами, экспертами, средствами массовой информации, что гарантирует их беспристрастность и объективность.

Но как может быть национальный рейтинг объективным, если почти 70% показателей, из которых формируются «критерии и субкритерии», зависят от отношения к университету, даже скорее — к его руководителю, МОНМС. Если отношение хорошее, то государственный заказ университет получит в полном объеме, и студенческие контингенты будут сформированы успешно (не менее 15 показателей). Дружелюбное отношение также означает шанс получить статус исследовательского или национального, что в ряде случаев существенно влияет на повышение заработной платы профессорско-преподавательского состава, возможность привлечения к работе в университете «штатных членов» различных академий, профессоров и т.д.. Уровень доступа к министерским чиновникам влияет также на показатели численности штатных работников, количество имеющих ученые звания, научные степени, на количество учебников и пособий, которым предоставлен «гриф министерства» (20 показателей), на объемы финансирования, «академической и неакадемической» поддержки студентов (16 показателей).

В то же время среди показателей украинского рейтинга мы не найдем таких, которые действительно могут характеризовать реальные результаты работы как учреждения, так и его руководителей, имеющих прямое влияние на качество его деятельности. В частности, ими могли бы быть данные о заработной плате сотрудников университета.

Так, например, по данным НАПН Украины, в советские времена должностной оклад заведующего кафедрой с ученой степенью доктора наук и со стажем научно-педагогической работы более 15 лет составлял 500—600 рублей. Это равнялось оплате труда первого секретаря обкома партии или республиканского министра. В Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко на 1 ноября 2011 средний размер заработной платы профессора составлял 9031 грн., доцента — 8125 грн. А какова ситуация в других университетах? Насколько и чем зарплата профессора этого университета отличается от профессорских зарплат в других? Если в Шевченковском университете она так высока потому, что на нее потрачены средства из специального фонда бюджета, то честь и хвала его руководству. Но если это результаты определенной протекционистской политики, то тут уже должны возникать определенные вопросы насчет равных условий деятельности университетов. И как тогда строить национальный рейтинг?

Другой показатель, который мог бы довольно полноценно характеризовать результаты научной деятельности университетов и, соответственно, качество образования, которое они предоставляют, — источники формирования специального фонда учебного заведения. В университетах мирового уровня, возглавляющих мировые рейтинги, таковыми источниками являются результаты деятельности, гранты и т.п.. В Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко 70% специального фонда сформированы за счет платных услуг по подготовке студентов. Какая же тогда ситуация в других вузах? И не была бы эта информация, если бы кто-то ее серьезно анализировал, основанием для принятия значимых управленческих решений, формирования соответствующей стратегии и образовательной политики?

Не менее любопытной могла бы быть информация о стоимости обучения одного студента. Так, по данным МОНМС, расходы на одного студента из общего фонда бюджетной программы на подготовку кадров с высшим образованием в 2011 г. в среднем составляли 18 465 грн. А каковы расходы на одного студента в разных университетах, финансируемых из государственного бюджета? Возможно, некоторые вузы дотируют обучение студента за счет специального фонда и благодаря этому значительно улучшают качество подготовки? Тогда такое заведение должно занять одно из первых мест в рейтинге. Однако для определения такого места нужна соответствующая информация. Ее в списке показателей нет по простым причинам: она может приоткрыть завесу над некоторыми процессами централизованного управления вузами, прочно утвердившимися в последние годы.

Интересно было бы увидеть в рейтинговых показателях и те, которые характеризуют стоимость обучения на подготовительных курсах, особенно там, где лицам, которые их оканчивают, насчитывают дополнительные баллы для участия в конкурсе для поступления в университет. Почему в одних вузах такая плата составляет 12 тыс. грн., а в других едва достигает 1500? Ведь и программы, и число предметов, и срок обучения одинаковы. Да и результаты обучения на курсах известны заранее: это дополнительные 20 баллов. А плата за подготовку разная. Куда уходят деньги, полученные за такое, с позволения сказать, обучение?

Ответ на эти простые вопросы понятен. МОНМС и университетам невыгодно обнародовать информацию, которая может стать основой для объективного анализа состояния дел в украинской системе высшего образования. Гораздо проще такую ​​информацию заменить набором традиционных бюрократически статистических показателей, характеризующих деятельность вузов и мало чем отличающихся от перечня используемых еще 30—40 лет назад для подведения итогов социалистического соревнования среди высших учебных заведений.

Правда, среди новых показателей в украинском рейтинге появились и такие, как «среднее значение ВНО» и «среднее значение балла документов о полном общем среднем образовании». Введение этих показателей, очевидно, преследовало цель показать, насколько качественно наши университеты осуществляют отбор студентов для обучения. Придется разочаровать: с поставленной задачей эти показатели не справятся. Во-первых, важной характеристикой качества работы университетов является не показатель знаний принятых на учебу, а результаты учебы в высшем учебном заведении. Во-вторых, показатель ВНО в Украине совершенно обесценен учетом во вступительной кампании среднего балла аттестата об образовании, предоставлением возможности подавать сертификаты прошлых лет, освобождением от прохождения ВНО ряда выпускников, льготами и преференциями. А показатель среднего балла аттестата о полном общем образовании в украинских реалиях за последние два года стал не объективным показателем результатов учебы в средней школе, а арифметически-коррупционным сочинением образовательных чиновников, развращающим систему общего среднего образования. По нашему мнению, намного интереснее и продуктивнее в этом контексте мог бы стать показатель корреляции между результатами первой сессии вновь зачисленных студентов, их среднего балла аттестата и ВНО. Вот тогда была бы хорошо видна «стоимость» различных оценок и определенные взаимосвязи между ними. Но такой показатель покажет и другое: уровень коррумпированности вступительной кампании, ошибочность некоторых управленческих решений и многое другое. Однако кому это нужно?

Нельзя не отметить еще одну особенность формирования украинского национального рейтинга высших учебных заведений. Речь об источниках получения данных для «ранжирования». Таким источником определяется только информация университета, представленная на «бумажных носителях» и в «электронном варианте». Положение о национальной системе рейтинговой оценки не предусматривает среди источников информации получение экспертных оценок, проведение анкетирования студентов, преподавателей, потребителей образовательных услуг, использование цивилизованных форм оценки результатов работы университетов. Однако, как показывает многолетний опыт сбора и обобщения информации в «бумажных и электронных носителях» о работе высших учебных заведений, даже ее подтверждение «подписью ректора, главного бухгалтера и круглой печатью», как того требуют нормативные документы, не убережет от умышленных и случайных погрешностей, неточностей, умышленного приукрашивания состояния дел и т.п.. Посему надеяться, что рейтинг, составленный на основе такой информации, будет объективным и станет отражать реальную ситуацию, не приходится.

Поэтому возникает логичный вопрос: зачем и кому тогда нужно такое рейтингование? Думается, ответ очевиден. «Ранжирование» должно стать еще одним действенным инструментом жесткой централизации системы высшего образования, средством давления на строптивые университеты и строптивых ректоров. При этом авторов и исполнителей этой идеи мало интересует, что такой рейтинг, как и большинство происходящего сегодня в системе украинского высшего образования, только отдаляет его от европейского образовательного пространства. Так куда же мы идем с таким «реформированием»?


Дополнительно:

Топ-місця у рейтингах вузів займають липові переможці олімпіад

Ігор Лікарчук: Рейтинг ВНЗ від міністерства освіти стане статистичною звітністю

Видання, яке висвітлює думку українського Міносвіти, вважає, що «Відродження» відступає від традицій західної демократії.

Аудит - модна «фішка» для престижу чи надійний інструмент для удосконалення міжнародної системи вищої освіти?

: анонси :
: акценти :
: зовнішнє оцінювання :
: Популярне :
: наші дані :
Контакт:
тел.:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*147)
факс:
+380 (44) 246-27-83,
+380 (44) 246-27-84 (*122)
м. Київ, вул. Смілянська, 4
Карта проїзду
e-mail: inf@euroosvita.net

При повному або частковому відтворенні інформації посилання на www.euroosvita.net обов'язкове у вигляді відкритого для пошукових систем гіперпосилання.
www.euroosvita.net не несе відповідальності за інформацію отриману з інших сайтів